18-летней Софии, расписавшей щиты военных, дали два года колонии

0

Оглашен приговор по делу Софии Малашевич и Тихона Клюкача, которые участвовали в акции протеста в сентябре у Дворца независимости. Суд постановил отправить в колонию 18-летних обвиняемых: Софию на два года, Тихона — на полтора. Ровно такой срок и запрашивала гособвинитель.

Фото: Наша нiва
София Малашевич. Фото: «Наша Нiва»

София и Тихон познакомились в конце августа 2020-го, вместе учились в Брестском колледже сферы обслуживания, где проучились всего неделю. После задержания на митинге руководство колледжа, по словам обвиняемых, предложило написать заявление на отчисление. Тихон согласился, София отказалась, в итоге отчислили обоих. Девушка устроилась на работу в ресторан быстрого питания в Минске, парень не успел пойти на работу по вакансии центра занятости, поскольку следователь изменил меру пресечения.

6 сентября Тихон решил принять участие в воскресном марше вместе со своей девушкой, специально приехал из Бреста в Минск. По версии следствия, молодые люди узнали из телеграм-канала о проведении акции и приняли в ней активное участие, это повлекло нарушение работы общественного транспорта и организаций. При этом ущерб в обвинении не указан. Гособвинитель Рудницкая зачитала, что Клюкач и Малашевич двигались по проезжей части, совершали громкие хлопки руками, использовали оппозиционную символику, шли в первых рядах колонны, тем самым совершили преступление по ч. 1 ст. 342 УК.

Также Софии было предъявлено обвинение в хулиганстве. В обвинении отмечено, что 6 сентября девушка нанесла вульгарные надписи на заградительных щитах, которые принадлежат войсковой части 63 755 и были выставлены у Дворца независимости. Гособвинитель подчеркнула, что действовала обвиняемая с исключительным цинизмом, демонстрировала презрение к нравственным ценностям общества, войсковой части был нанесен ущерб на сумму 103 рубля. Еще до суда София эту сумму погасила.

Софии Малашевич, кроме того, предъявлено обвинение в оскорблении Лукашенко (ст. 368 УК, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок). По версии следствия, в августе она дважды демонстрировала плакат с оскорбительной надписью, содержащую негативную оценку его деятельности, демонстрируя социальную нетерпимость к представителям власти и желание представить Лукашенко в унизительном положении в глазах общественности.

Молодые люди признали вину, заявили, что раскаиваются в содеянном. В последнем слове София попросила не наказывать Тихона.

— Сложно говорить, когда в глазах слезы, но я все-таки скажу. Я хотела бы попросить суд не наказывать как минимум Тихона: ему просто понравилась красивая девочка и он захотел проводить меня на митинг. Он десять тысяч раз — я вам клянусь — уговаривал меня уйти от ограждения. Я думаю, двух месяцев в СИЗО достаточно, чтобы понять, что никуда ходить не надо и к ограждениям подходить тоже не надо. Я тоже отсидела два месяца в СИЗО и за это время поняла, что тюрьма людей никак не изменит: она сделает только хуже.

Со мной сидели люди, которые уже были в тюрьме, и я смотрела не на то, какими они туда пришли, а на то, какими они оттуда уходили — и это были не самые лучшие люди, которых я знала. Потому что до этого они были намного лучше. Поэтому если вы дадите человеку [Тихону], который один раз ошибся — пошел на митинг с девочкой, — год лишения свободы, вряд ли он станет лучше.

Я признаю свое активное участие в митинге. Но я не соглашусь с тем, что подразумевает эта вина, — наказанием. Разумеется, вы главные, вы назначаете, что я заслужила. Я должна отвечать за свои поступки. Но я вам клянусь, что он [Тихон] не заслуживает такого наказания. Вы суд, вы должны быть справедливыми. Но он даже не дотрагивался пальцем до заграждения и баллончика! Он больше не будет ходить на митинги — да, Тихон?

Мне, конечно же, не хотелось бы лишения свободы: не буду себя защищать и выгораживать, но если вы дадите мне срок, я могу уже не увидеть бабушку. Можно даже дать «химию» с назначением, но больше [срок], чем лишение свободы. Чтобы было справедливо, но чтобы я увидела бабушку.

Тихон Клюкач в последнем слове раскаялся в том, что совершил, и попросил прощения у матери и бабушки, так как «принес им много горя».

Гособвинитель Рудницкая запросила для 18-летней Софии два года лишения свободы, для 18-летнего Тихона — полтора года лишения свободы. Судья Ольга Неборская такой срок и назначила. Приговор в законную силу не вступил, защитники заявили, что будут подавать жалобы. Фигуранты уголовного дела были признаны политзаключенными.

news.tut.by

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Поделиться.

Комментарии закрыты

This site is protected by wp-copyrightpro.com

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: