Информационный сайт Кореличского района

27 февраля – Международный день памяти жертв Холокоста: голоса кореличских евреев звучат сквозь десятилетия

0

На фото: Кореличи. Рынок, откуда евреев отправляли в Новогрудок.

Великая Отечественная война разделила жизнь жителей Беларуси на «до» и «после», и для переживших войну жизнь уже никогда не стала таким, как было раньше. Особую категорию жителей составляли евреи, которые сразу после вступления нацистских войск оказались вне закона, подвергались массовому уничтожению. В литературе это преследование называется Холокост, с греческого языка – «всеобщее сжигание».
В Кореличах евреи, которых перед войной насчитывалось 1300 человек (около 80% жителей), уже в конце июня 1941 г. испытали на себе все ужасы Холокоста. Чтобы понять, на что они надеялись и как приходили в отчаяние, смотрели в лицо смерти и боролись, необходимо, конечно же, их «послушать». Памятная книга Кореличсих евреев, которую составила небольшая горсть выживших – около 100 человек, что эмигрировали в Израиль, дает такую возможность.
По приказу немцев был создан юденрат — еврейский совет, который заставили возглавить раввина Исраэля Верующего. Совет доводил до евреев приказы немецкой администрации.
Одним из первых приказов новой власти был приказ всем евреям-мужчинам собраться на площади. Согласно списку были отобраны 105 человек, самых влиятельных – бывших руководителей общины, образованных, молодых. Ходили слухи, что их направят на работу, они останутся живыми. Наверное, поверив этим слухам, Мишель Шустар, парикмахер, просил, чтобы немцы включили в эту группу его еще совсем молодого сына Рувена, но получил отказ. Другие наоборот убегали, накануне услышав о существующем списке. Именно так спасся Бен-Цион Гульковиц, который впоследствии присоединился к еврейскому партизанскому отряду братьев Бельских. Мужчин закрыли в учебной зале при синагоге, никому не позволяли подходить, чтобы передать еду, и даже убивали. После мужчин вывезли в Новогрудок, где расстреляли в неизвестном месте. Кореличские евреи не сразу получили известие об этом и верили, что их родные живы.
Издевательства продолжались и в августе 1941 г. немцами, которые проходили через Кореличи, приказали Исраэлю Верующему и еще 10 мужчинам вынести все молитвенники, свитки Торы, мебель из синагоги. Эти ценные для каждого еврея вещи были сожжены. Солдаты жестоко издевались над раввина, вырвали ему бороду, хотели сжечь или утопить. На следующий день раввина, раны которого сильно кровоточили, отправили в Новогрудок, где издевательства продолжались и вскоре он был расстрелян. Религиозная жизнь в городе прекратилась, лишь изредка удавалось тайно встречаться.
В феврале 1942 г. в Кореличах было создано гетто на окраине городка. Евреи вынуждены были разместиться в нескольких домах. В одном доме на трехуровневых нарах жили до 50 человек. На каждого человека приходилось место всего 40 см шириной. Особенно трудно было родителям объяснить своим детям, почему они вынуждены жить в закрытом гетто в то время, когда христианские дети свободно ходят по городку. Жители гетто вынуждены были работать в мастерских, им приходилось холодом вытаскивать немецкие машины, что погрязли в дороге. Мордехай Майерович вспоминал, что его вместе с другими мужчинами немцы заставили носить воду в шляпах, чтобы вымыть колеса машин, а после вылизать их. Многие заболели после этого, Мардохей четыре недели лежал с воспалением легких.
В конце мая 1942 г. немцы объявили, что за три дня Кореличи должны стать «Юдэнрэйн» – городком, свободным от евреев. Жители гетто поняли, что их ждет, поэтому члены еврейского совета отказывались составлять списки евреев. Однако по принуждению 998 евреев отвели колонной в Новогрудок. Старых и больных, неспособных идти, тех, кто сопротивлялся, убили на месте. Так евреи простились с маленьким городком, где они родились и выросли, где прожили всю свою жизнь и откуда отходили навсегда.
В Новогрудке их разместили в гетто на Пересеце, где были такие же тяжелые условия, не хватало места. Новых жителей гетто разместили в подвалах, сараях, на чердаках. В гетто доходили сведения о существовании партизанского отряда братьев Бельских, поэтому молодые ребята рисковали и убегали.

Бежали также и девушки, например, Хая Негнявитская с Корелич вместе с младшими сестрами Добе и Гитэль. Однако сестры погибли, и Хая осталась одна. Но так трудно было выживать в неопределенности и враждебным окрестности, что Хая даже жалела, что она выжила.

На фото: Добе Негнявитская.
Большинство кореличских евреев погибли в массовых акциях расстрела в августе 1942 г. и феврале 1943 г. около деревни Литовка, что в 2 км от Новогрудка. Во время ужасных акций отбора евреи все же старались выжить, прятались.

Например, Фрума Гульковиц-Бергер была ранена, но вместе с женой брата в течение шести дней без еды и воды скрывались в грязи туалетной ямы и так спаслись.
На фото: Фрума Гульковиц-Бергер

Часть евреев после ликвидации гетто на Пересеце оказалась в закрытом гетто на территории бывшего Новогрудского воеводского суда. Именно здесь около 250 евреев, последних из выживших, построили подземный тоннель. При строительстве понадобилось мастерство Герша Школьника, лучшего плотника из Корелич, который сделал из досок тележку для вывоза земли из туннеля. В сентябре 1943 г. Герш удалось убежать через туннель вместе с другими узниками гетто, присоединиться к партизанскому отряду братьев Бельских и выжить. В общем из гетто спаслись около 180 евреев из Новогрудка, Дятлово, Корелич, Ивенца.

На фото: выжившие евреи из Корелич в Италии после войны
Яков Аврамовиц, еврей из Корелич, вспоминал, как он вместе с Бен-Цион Гульковицем посетил родной городок после окончания войны. Они ходили по улицам, искали евреев, искали следы еврейской жизни, однако такие родные, знакомые с детства места изменились до неузнаваемости. Мельницы, магазины, дома принадлежали уже другим людям, не было слышно веселых детских голосов на дворе у синагоги, еврейские кладбища были разрушены. Во всем городке удалось встретить лишь несколько евреев, с которыми вместе осталось только плакать над неясной судьбой кореличской еврейской общины и над погибшими родными. Те боль и печаль гнали выживших евреев подальше от этих мест, которые были пропитаны кровью их родных и близких.

Марина Ярошук, директор учреждения культуры «Новогрудский историко-краеведческий музей».

Поделиться.

Оставить ответ

This site is protected by wp-copyrightpro.com