93-летний ветеран войны из Мира: «Победили фашистов, одолеем и этот проклятый вирус»

0

Над городским поселком Мир — безоблачное мирное небо. Тихо плывут белоснежные облака, тут и там пробивается ярко-зеленая трава, неповторимо цветут яблоневые сады, едва слышно жужжат пчелы, переносящие пыльцу. А воздух какой!.. Нектар. Чистый кислород…Пишет «СБ: Беларусь Сегодня».

Даже не верится, что относительно недавно (конечно же, в масштабе мировой истории) — в начале роковых сороковых — здесь ступил кованый сапог завоевателей: тяжко грохотали танки, надсадно палила дальнобойная артиллерия, фашистские каратели сжигали хаты, а прежде плодородная земля была изуродована окопами, траншеями и блиндажами.

Иду по центральной улице поселка с населением чуть больше двух тысяч. Спонтанно решил сделать экспресс-опрос. Обратился за помощью к предпринимателю, который продает магнитики неподалеку от стен легендарного замка, продавцу, администратору местной гостиницы, просто случайному прохожему — всего 7 человек. Вопрос не был оригинальным: «Слышали ли вы о ветеране Великой Отечественной Владимире Даниловиче Буе?». Удивительно (или закономерно?), но все опрошенные не только хорошо знали одного из старейших жителей Мира, но и показали дом, где он живет. «Пройдете чуть дальше по прямой и повернете направо. Это недалеко — как раз напротив пожарной части».

Хозяин дома встречает на пороге. Ухоженный, крепкий — эта фраза в равной степени относится и к приветливому фронтовику, и к добротно построенному кирпичному жилищу. Владимир Данилович радушно приглашает в дом и начинает свой неторопливо-обстоятельный рассказ:

— Фамилия у меня «морская», однако служил я не во флоте, а топтал землю сапогами (смеется). Служил очень долго, семь лет. Но обо всем по-порядку. Честно признаться, 22 июня 1941 года я помню в деталях, как будто это было только вчера. В поле неподалеку от деревни Долгиново, откуда я родом, ранним июньским утром мы с друзьями пасли коров. Вдруг мощные взрывы — все ближе, ближе, ближе… Внезапно из-за леса появились огромные самолеты с большими черными крестами на крыльях. Они шли плотными рядами и так низко, что казалось вот-вот заденут макушки деревьев… Мы с ребятами в ужасе побежали домой, предчувствуя маленькими детскими сердечками, что случилось что-то страшное. Но тут же хорохорились: мол, пойдем воевать и победим врага. Мальчишки… Мне тогда только исполнилось 14.

Когда Володя Буй чуть подрос, ушел в комсомольский партизанский отряд. Был пулеметчиком. Несколько теоретических, пару практических уроков — и в бой!

— Буй — в бой! — снова улыбается мой собеседник. Но улыбка у него с грустинкой… Продолжает:

—«Квартировали» в лесах. Ночевали на сырой земле. Какой там отдых?! Какое питание… Зачастую совершали длительные переходы, а только станок пулемета Максима весит около 35 кг. И хоть у нас, как правило, были иные модели, тоже пришлось попахать. Минимум шесть заряженных дисков на плечах, это почти что 250 патронов. А мне едва исполнилось 17, худой, как хвощ. В общем, семь потов с тебя сойдет за время многочасового рейда. Нет, все-таки не зря сказал один из фронтовых поэтов «Война — это совсем не фейерверк, а просто трудная работа».

Особо памятен ветерану бой, прошедший в Налибокской пуще, у деревни Рудьма. До сих пор с плохо скрываемой дрожью в голосе Владимир Данилович вспоминает детали:

— … Каратели появились глубокой ночью. Они стремительно надвигались в кромешной темноте, значительно превосходя нас численно. Мы приняли неравный бой и заведомо проигрышный бой с оккупантами, надеясь силой огня и крепостью духа подавить гитлеровцев. Но что могли сделать однозарядные винтовки и несколько пулеметов с вооруженными до зубов фашистами?.. Противопоставить скорострельным минометам и боевой технике пару десяткам партизан даже при массовом героизме было невозможно… С болью в сердце я боковым зрением видел, как моих боевых товарищей то тут, то там косили летящие с противным визгом осколки… Страшно теперь вспоминать, не то что быть там. Чудом выжил. Много наших тогда полегло.

Позже Владимир Буй мстил за погибших товарищей. Входил в состав группы подрывников, пускавших вражеские эшелоны под откос. Затем был «истребком», уничтожая на освобожденной территории фашистов, полицаев и прочую недобитую нечисть.

Демобилизовался только 18 апреля 1951 года. До этого служил в действующей армии под Минском и на Крайнем Севере. А после такого желанного «дембеля» долго трудился на машинно-тракторной станции, в райпотребсоюзе и на птицефабрике «Красноармейская».

…Когда уже расставались на пороге, я вновь ощутил крепкое мужское рукопожатие 93-летнего ветерана. Однако пришлось ненадолго задержаться — к Владимиру Бую приехали гости из Минска: внучка с мужем и пятилетней правнучкой Анютой.

Анютка сразу же бросилась на шею любимому прадедушке Володе, а я запечатлел этот трогательный момент на фото. На крыльце, уже вдогонку уходящему корреспонденту, Владимир Буй говорит важные для него (и всех нас!) вещи:

—Посмотрите внимательно вокруг. Это же рай на земле! Лопаются почки на деревьях, а не взрываются снаряды. Как цветет вишня! В общем, в Мире — мир. Не надо унывать: победили фашистов, одолеем и этот проклятый вирус. Парад Победы 9 Мая? Конечно же, нужен! В первую очередь нам — ветеранам. Это традиция, и отступать от нее не стоит ни при каких обстоятельствах.

Владимир КОЗЫРЕВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Поделиться.

Комментарии закрыты

This site is protected by wp-copyrightpro.com

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: