Без воды, удобств и капремонта. Как три семьи живут в старинном особняке у Новогрудского замка

0

Бордовый домик с белыми колоннами напротив Новогрудского замка неизменно привлекает внимание туристов. Таких зданий, построенных «за польскiм часам», в Новогрудке всего несколько штук. Но дом под номером 10 по улице 1-го Мая — единственный в своем роде: в нем два полноценных (а не мансардных, как у остальных) этажа. Правда, жить здесь, говорят местные, не очень комфортно: зимой в квартирах холодно, деревянные стены продуваются насквозь, а колонны вот-вот могут обрушиться. Но и отселять их из дома, который люди считают непригодным для проживания, никто не собирается.Дом, по словам местных старожилов, был построен еще 100 лет назад еврейским врачом. На первом этаже он вел прием, а на втором — жил вместе с семьей. В 1938 году он уехал в Америку, а дом после войны «огосударствили» и разделили на несколько квартир, которые выдавали работникам местного лесхоза, учителям и рабочим.

Дом построен 100 лет назад, а условия проживания остались такими же
Сейчас в старинном особняке живут три семьи. Все — пенсионеры. Жильцы дом свой любят, изучили его историю, даже в Национальный архив посылали запрос, чтобы узнать точное время постройки. Там сказали, что информации нет, но, судя по архитектуре здания, он построен где-то в начале 20-х годов прошлого века. Кстати, деревянное здание не является памятником архитектуры.

Говорят, жить в старинном особняке очень некомфортно: стирать вещи приходится вручную, в квартирах зимой холодно, постоянные сквозняки и удобства на улице. Быт у современных жильцов уникального дома такой же, как и 100 лет назад.— Воду приходится таскать из колонки, зимой топим печки по два раза в день, иначе холодно. Газ — в баллоне, — говорит Галина Шарова. Ее жилище находится на первом этаже. Заходить надо с парадного входа. Бывшая учительница ютится с мужем в одной комнатке. Еще есть кухня, которая выполняет функции прихожей.Галина показывает те самые печки. В квартире чисто и уютно. Хороший ремонт. И, если не знать, как выглядит дом снаружи, никогда и не скажешь, что эта светлая комната находится в аварийном строении. Но Галина сразу же уточняет: все сделали самостоятельно. Приводить в порядок жилье никто не помогал. Деньги на ремонт откладывали со своих пенсий. А еще квартиры здесь надо было приватизировать. Вот, например, сосед женщины со второго этажа за свою «трешку» должен отдать около 105 млн рублей старыми. Галина удивляется: за что такие деньги, если элементарных условий проживания нет?— Ветер так и свищет, — вздыхает она и говорит, что соседняя квартира на первом этаже выглядит иначе: отвалившиеся обои, дранка и потрескавшийся потолок. Хозяин ее «в таком старом доме, где проседают стены», делать ничего не хочет.

Внутри-то ремонт сделали, а вот снаружи — «нет ни сил, ни денег»
За свое комфортное проживание люди борются уже несколько лет, но говорят, что ничего не сдвинулось с мертвой точки. Главный возмутитель спокойствия, Василий Бобровский, сосед со второго этажа, проводит экскурсию сначала по своей квартире и говорит, что недавно тоже начал здесь ремонт, а потом ведет на чердак.— Крышу подпирают балки, да и протекает она, а сам дом оседает. Это видно по доскам, которыми он обит, — они наезжают друг на друга. Да, у нас здесь был ремонт — выделили, говорят, 37 млн рублей старыми. И что они сделали? Немного поменяли доски внутри стен (там такие были дыры, что голова пролезть могла) и бетонную опалубку сделали. А вы видели колонны — они ж разрушаются! А балкон? Дом находится в аварийном состоянии, а мы в нем живем, — говорит мужчина.

Галина добавляет, что внутри-то они ремонт сделали, а вот снаружи — нет ни сил, ни денег. Разговор несколько раз возвращается к бытовым условиям. Все-таки, говорят люди, хотелось бы и хороший туалет иметь, и перестать руками стирать вещи. У Василия вот стоит стиральная машинка, но пользуется он ею редко.

— Это надо воды натаскать на второй этаж, потом залить ее в емкость, которая висит сверху машинки. Потом грязную воду слить и отнести на улицу. Не представляю, как она [жена Василия] справляется, — говорит Галина и добавляет, что странно вот так жить в центре-то Новогрудка.

Со своими проблемами жители не раз обращались к местной власти. Даже самостоятельно провели независимую экспертизу. Говорят, потратили на нее 20 млн старыми. Обследовали дом специалисты судебно-экспертной коллегии, у которой есть лицензия на такой вид деятельности. Они установили, что износ дома составляет более 70% процентов, а значит, непригоден для проживания. Однако специалисты Гродненского агентства по государственной регистрации и земельному кадастру пришли к другому выводу: дом изношен всего на 57%. А это значит, что жить в деревянном особняке можно — и претендовать на какое-то новое жилье жители не могут.— И вот мы не понимаем, что нам дальше делать. По закону нас отсюда не расселят. Ладно. Мы и здесь жить не против, но вот чтобы условия были бы посовременнее и покомфортнее. Нам говорят: проводите воду сами. Но у нас нет таких денег. А что делать с тем, что дом выстывает? Его же надо утеплить как-то. Тоже — мы? — говорит Галина.

Власти местным жителям предлагали капремонт. Те отказались
В отделе ЖКХ Новогрудского райисполкома о ситуации, конечно, хорошо известно. Там только вздыхают: здание старое, требует капитального ремонта. Жителям его, кстати, предлагали. Те отказались. Галина поясняет: мол, условия были «странными» — в документе говорилось лишь об обновлении сараев за домом. В ЖКХ утверждают: речь шла именно о полноценном ремонте особняка.— Эта ситуация тянется уже несколько лет. Дом — а он же старой польской постройки, — у нас стоял в перспективной программе по капитальному ремонту. И когда пришел срок, людей надо было временно отселить. Но жильцы не согласились. После чего ремонт не был начат, а время прошло. Потом люди наняли специалистов, которые провели экспертизу, показавшую, что дом можно признать непригодным для проживания. Но с ней были нюансы, и в судебном порядке ее результаты не были признаны достоверными. Жильцам было предложено переделать экспертизу, но они отказались. Сейчас в доме проводятся текущие ремонтные работы по заявкам. Если есть просьбы жильцов, то мы откликаемся. На объект несколько раз выезжали различные комиссии. Исходя из их решений и решения еще одной экспертизы дом признан пригодным для проживания, — рассказал начальник отдела ЖКХ Новогрудского райисполкома Александр Калюк.Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
realty.tut.by

Поделиться.

Оставить ответ

This site is protected by wp-copyrightpro.com